?

Log in

No account? Create an account

"КАК ГЕОРГИЙ К ЛИЦУ ВАМ, ПОРУЧИК"... (Поёт Игорь Карташев)
«Если для спасения России нужна искупительная жертва, я буду этой жертвой. Да будет воля Божия!»

Эмалевый крестик в петлице
И серого френча сукно,
Какие прекрасные лица,
И как это было давно.

Какие прекрасные лица
И как безнадёжно бледны:
Наследник, Императрица.
Четыре Великих Княжны…

Георгий Иванов

Я день скоротала, и свет погасила,
И спать улеглась, отвернувшись к стене.
Какая-то потусторонняя сила,
Паркетом скрипя, приближалась ко мне.

И тюль надувался, и таяли стены,
И капала капля, когда на крыльцо
Все предки мои от границ Ойкумены
Вступили и молча забрали в кольцо.

Общинные старосты, конюхи, бабы,
Царёвы крестьяне, стрельцы, звонари, —
Столпились покойнички поодаль, абы
Чего не случилось со мной до зари.

О, что я затронула нынче при свете,
Какие открыла гробницы во сне,
Что хлынули древние волости эти,
Как будто врата есть какие во мне?

О, книга моих совпадений с пространством
И временем, ты ли разверзлась на миг,
И кровная связь с переполненным царством
Небесным была установлена встык

На клеточном уровне, что ли. Ну, что вы
Молчите, славяне мои, издаля?
Мне страшно, но я не свободна от Слова,
Которое Бог и родная земля.

Я всех вас несу на хребте позвоночном
Века, но с того и загривок силен.
А гости молчат в соответствии точном
С молчаньем еще праславянских племен.

О, что вы оставили мне на прожиток
Разбитых корыт и колен окромя,
Хотя бы какой-нибудь слиток ли, свиток
О том, через что Бог помилует мя,

Хотя бы какой-нибудь в горсточку полбы,
Какой-нибудь сказки в грядущие сны!
О, кто вы, какие вы, темные толпы,
Мои Балалыкины и Зимины?

Пустите, Иваны, Ивановы дети,
Небесные силы, Господня родня! —
Шептала я им, а они на рассвете
Один за одним уходили в меня:

Курчане, тверчане, черкизовцы, ниже-
городцы, воронежцы, тульцы, а там
Древляне, поляне, кривчане и иже
Михаель, Ирад, Енох, Каин, Адам.

Мария Ватутина

Когда-то в храм "ножки сами бежали" (с). Сейчас еле плетутся, и то, если  подтолкнуть лекарством. Эх, старость... А давно не была у о. Георгия.  Все родное.
Слева одинокий гроб. Впервые так сразу радостное: ты  близко уже, дай Бог тебе, усопшему, Его селения посетить и там  остаться... Радоница.  "не зайдет уже солнце твое и луна твоя не  скроется; ибо Господь будет для тебя вечным светом, и окончатся дни  сетования твоего" (Ис. 60:20). Дай Бог.

Tags:

О чем кричат воробушки
В последний день зимы?
- Мы выжили!
- Мы дожили!
- Мы живы,
Живы мы!

(В. Берестов)

АНГЕЛ В АЛТАРЕ
Люди хотят, чтобы священники были святыми. Так им кажется. На самом деле подлинная святость не только греет, но и временами жжет. Можно только представить себе, что было бы, соизволь Господь облечь в ризы и поставить в алтаре у Престола не людей, но Ангелов. Вместо полного храма богомольцев храм, в котором служил бы, скажем Архангел Михаил, был бы пуст. Пуст совершенно. Стоило бы огнекрылому небожителю один раз повернуться к людям своим пламенеющим лицом и сказать: «Мир всем!», как несколько наиболее впечатлительных прихожан упали бы замертво, а остальные пулей выбежали бы из церкви, объятые священным ужасом.

Люди падают, видя Ангелов. Подогнулись колени и души не стало в Данииле, когда небесный вестник разговаривал с ним. Мироносицы, видя ангелов на гробе Иисуса, «пристрашни быша» и «поклониша лица на землю». Не думаю, что реакция обычных людей была бы иной в этих случаях. Очевидная святость, это не доброта Деда Мороза с изыманием подарков из мешка, а страшная встреча сена с огнем. Поэтому люди бы сказали: Я к Архангелу на службу больше не пойду. Жутко больно. Пойду лучше к отцу Стефану (Петру, Николаю и т.д.). Он – такой, как мы человек. С ним привычнее.

Не менее страшны, чем благословения и молитвы, были бы и проповеди у существ, не знающих греха и не связанных бесчисленными плотскими немощами. Ангел не знает толерантности. Он знает только волю Божию и, исполняя ее, не ведает колебаний. Сказал Господь истребить египетских первенцев, истребит. Сказал пройтись с мечом по стану ассирийских воинов, пройдет. Мысль его колебаться, как маятник не будет, и это тоже страшно для расщепленного сознания мелкого грешника, чьи мысли привычно качаются, как трость, колеблемая ветром. Так что великое благо то, что у престола Божия в наших храмах стоят люди, учившиеся в обычных школах, женатые, стреноженные суетой, не иконописные, одним словом.

Даже если отвлечься от Ангелов и возжелать себе на приход святого человека (хотела же Старуха, чтоб Золотая Рыбка была у нее на посылках!) ситуация не изменится сильно. Или вовсе не изменится. Нам кажется – слово-то какое – кажется, что святые, это безотказные исполнители наших бесконечных просьб. Только в этом качестве мы их чаще всего и рассматриваем. Но святые в обслугу не нанимались. А если и нанимались, то возможности их и способности выходят далеко за рамки наших привычных потребительских представлений.

Вот Николай Угодник мог, оказывается, драться. Мог отвешивать оплеухи упертым хулителям евангельской правды. Тримифунтский пастырь Спиридон не только исцелял и благотворил, но и, к примеру, мог наказать немотой некоего дьякона, без меры хвалившегося своим красивым голосом. Случись этим святым занимать наши сегодняшние кафедры или возглавлять службы на наших приходах, их умение не только миловать, но и смирять явилось бы для нашего сознания каким-то шокирующим фактом, к которому мы не готовы. Не готовы совершенно. Обличение тайных грехов, требование деятельной перемены, это ведь тоже спутники святости, а не только ожидаемая доброта и ласковые чудеса.

В любом раскладе к отцу Стефану (Григорию, Андрею и т.д.) идти легче, сподручней. Крыльев нет, взгляд обычный, не огненный, знает обо мне только то, что я сам скажу и к чтению совестных книг пока Богом не допущен. Вот вся эта слабость, она же и есть особая милость. И стоит переоценить свои возможные ригористичные требования к священству. Должны, мол, это и то; обязаны быть такими и сякими. Да чепуха это. Гордая чепуха. Случись большинству наших батюшек стать святыми, очевидными и несомненными святыми, храмы наши могут странным образом опустеть. Просто страшно станет множеству грешников приносить в храм свою чахлую и прокаженную душу при условии, что про тебя все хорошо известно.

Так что увидишь батюшку, не очень похожего на изможденного в постах и бдениях аскета, не спеши его осуждать. Это для тебя, лентяя, и таких как ты, он Богу служит. Чтобы немощный немощному сострадал. Чтобы калека над калекой не превозносился. И обо всех прочих свойствах и качествах духовенства можно смиренно судить по аналогии.

Протоиерей Андрей Ткачев

Мама у печи

Вы когда-нибудь задумывались над словом «прощай»? Ну, когда провожаем близких? Да, конечно, сегодня все суеверные – предпочитают «до свидания», но всё же – задумаемся. Мы сотни раз слышали: «Ну, давайте прощаться». Ныне совсем не воспринимаем изначального, можно сказать, сакрального смысла. Утратили. Для нас это стало дежурной фразой, которая тянет за собой цепь других обычаев: «посидим на дорожку», «на посошок», «не поминайте лихом» и прочее. На самом же деле наши пращуры просили у друг друга прощение. Ну, чтобы не осталось между ними чего вздорного. Зачастую прощались навсегда.
Read more...Collapse )

Эмалевый крестик в петлице
И серой тужурки сукно...
Какие печальные лица
И как это было давно.

Какие прекрасные лица
И как безнадежно бледны -
Наследник, императрица,
Четыре великих княжны...

Георгий Иванов 1949г.

[reposted post] Слава Богу!

Желай счастьтя всем

Сегодня настоящее чудо найти человека, который не жаловался бы;
великое дело, чтобы кто-нибудь тебя спросил: «Как дела?»
Read more...Collapse )
Взято на Одноклассниках:

Пока не потеряли то, что свято,
Во имя тех, кто не пришёл с войны,
Не продавайте Родину, ребята!
Не стоит та медаль такой цены!

Всё в мире переменчиво и тленно.
Настало время и «пяти колец».
Забыты идеалы Кубертена.
Повсюду правит Золотой Телец.

Как в балагане, на дешёвой сцене,
Где заправляет дьявол во плоти,
Вас нагло опускают на колени
И требуют униженно ползти!

Для них и ложь, и правда – всё едино!
И будет не по правилам игра.
Вы веруете в честный поединок,
А за столом, напротив – шулера!

Они вас поприветствуют у входа,
Измазав чёрной грязью – за глаза.
У них в руках – краплёная колода,
А в каждом рукаве – по два туза.

Озлоблена, убога и сутула,
Европа вся хронически больна:
От имени «Россия» сводит скулы,
И бешеная капает слюна.

Вновь побеждает «избранная раса»,
Соперников зажавшая в тиски.
И прыгают куски живого мяса…
Напичканные допингом куски.

У «избранных» есть Право, нет Запрета.
Не получилось? Можно повторить!
А в качестве примера – эстафета!
Всё, как всегда! О чём тут говорить?

Вы можете поехать. Ваше право.
Решайте сами – быть или не быть.
Но знайте, что сегодня Честь Державы
Вам легче уронить, чем защитить.

И вам уже условия создали,
Чтобы свести на нет ваш тяжкий труд.
А если и добудете медали,
Не факт, что их потом не отберут.

Пока не потеряли то, что свято,
Во имя тех, кто не пришёл с войны,
Не продавайте Родину, ребята!
Не стоит та медаль такой цены!

Спортивный бой всегда зовёт к экрану.
И слава тем, кто победил в бою!
Но эти игры я смотреть не стану.
Здесь унижают Родину мою.

Profile

дача, яблоня
avgusta411
avgusta411

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner