avgusta411 (avgusta411) wrote,
avgusta411
avgusta411

Category:

АНГЕЛ В АЛТАРЕ
Люди хотят, чтобы священники были святыми. Так им кажется. На самом деле подлинная святость не только греет, но и временами жжет. Можно только представить себе, что было бы, соизволь Господь облечь в ризы и поставить в алтаре у Престола не людей, но Ангелов. Вместо полного храма богомольцев храм, в котором служил бы, скажем Архангел Михаил, был бы пуст. Пуст совершенно. Стоило бы огнекрылому небожителю один раз повернуться к людям своим пламенеющим лицом и сказать: «Мир всем!», как несколько наиболее впечатлительных прихожан упали бы замертво, а остальные пулей выбежали бы из церкви, объятые священным ужасом.

Люди падают, видя Ангелов. Подогнулись колени и души не стало в Данииле, когда небесный вестник разговаривал с ним. Мироносицы, видя ангелов на гробе Иисуса, «пристрашни быша» и «поклониша лица на землю». Не думаю, что реакция обычных людей была бы иной в этих случаях. Очевидная святость, это не доброта Деда Мороза с изыманием подарков из мешка, а страшная встреча сена с огнем. Поэтому люди бы сказали: Я к Архангелу на службу больше не пойду. Жутко больно. Пойду лучше к отцу Стефану (Петру, Николаю и т.д.). Он – такой, как мы человек. С ним привычнее.

Не менее страшны, чем благословения и молитвы, были бы и проповеди у существ, не знающих греха и не связанных бесчисленными плотскими немощами. Ангел не знает толерантности. Он знает только волю Божию и, исполняя ее, не ведает колебаний. Сказал Господь истребить египетских первенцев, истребит. Сказал пройтись с мечом по стану ассирийских воинов, пройдет. Мысль его колебаться, как маятник не будет, и это тоже страшно для расщепленного сознания мелкого грешника, чьи мысли привычно качаются, как трость, колеблемая ветром. Так что великое благо то, что у престола Божия в наших храмах стоят люди, учившиеся в обычных школах, женатые, стреноженные суетой, не иконописные, одним словом.

Даже если отвлечься от Ангелов и возжелать себе на приход святого человека (хотела же Старуха, чтоб Золотая Рыбка была у нее на посылках!) ситуация не изменится сильно. Или вовсе не изменится. Нам кажется – слово-то какое – кажется, что святые, это безотказные исполнители наших бесконечных просьб. Только в этом качестве мы их чаще всего и рассматриваем. Но святые в обслугу не нанимались. А если и нанимались, то возможности их и способности выходят далеко за рамки наших привычных потребительских представлений.

Вот Николай Угодник мог, оказывается, драться. Мог отвешивать оплеухи упертым хулителям евангельской правды. Тримифунтский пастырь Спиридон не только исцелял и благотворил, но и, к примеру, мог наказать немотой некоего дьякона, без меры хвалившегося своим красивым голосом. Случись этим святым занимать наши сегодняшние кафедры или возглавлять службы на наших приходах, их умение не только миловать, но и смирять явилось бы для нашего сознания каким-то шокирующим фактом, к которому мы не готовы. Не готовы совершенно. Обличение тайных грехов, требование деятельной перемены, это ведь тоже спутники святости, а не только ожидаемая доброта и ласковые чудеса.

В любом раскладе к отцу Стефану (Григорию, Андрею и т.д.) идти легче, сподручней. Крыльев нет, взгляд обычный, не огненный, знает обо мне только то, что я сам скажу и к чтению совестных книг пока Богом не допущен. Вот вся эта слабость, она же и есть особая милость. И стоит переоценить свои возможные ригористичные требования к священству. Должны, мол, это и то; обязаны быть такими и сякими. Да чепуха это. Гордая чепуха. Случись большинству наших батюшек стать святыми, очевидными и несомненными святыми, храмы наши могут странным образом опустеть. Просто страшно станет множеству грешников приносить в храм свою чахлую и прокаженную душу при условии, что про тебя все хорошо известно.

Так что увидишь батюшку, не очень похожего на изможденного в постах и бдениях аскета, не спеши его осуждать. Это для тебя, лентяя, и таких как ты, он Богу служит. Чтобы немощный немощному сострадал. Чтобы калека над калекой не превозносился. И обо всех прочих свойствах и качествах духовенства можно смиренно судить по аналогии.

Протоиерей Андрей Ткачев

Subscribe

  • (no subject)

    «Если для спасения России нужна искупительная жертва, я буду этой жертвой. Да будет воля Божия!» Эмалевый крестик в петлице И серого…

  • (no subject)

    Я день скоротала, и свет погасила, И спать улеглась, отвернувшись к стене. Какая-то потусторонняя сила, Паркетом скрипя, приближалась ко мне. И тюль…

  • (no subject)

    Когда-то в храм "ножки сами бежали" (с). Сейчас еле плетутся, и то, если подтолкнуть лекарством. Эх, старость... А давно не была у о. Георгия. Все…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • (no subject)

    «Если для спасения России нужна искупительная жертва, я буду этой жертвой. Да будет воля Божия!» Эмалевый крестик в петлице И серого…

  • (no subject)

    Я день скоротала, и свет погасила, И спать улеглась, отвернувшись к стене. Какая-то потусторонняя сила, Паркетом скрипя, приближалась ко мне. И тюль…

  • (no subject)

    Когда-то в храм "ножки сами бежали" (с). Сейчас еле плетутся, и то, если подтолкнуть лекарством. Эх, старость... А давно не была у о. Георгия. Все…